Кандидат в номинанты на премию «Престиж-2016» Константин Комиссаров: «Я работаю исключительно на положительный результат» | Автограф
722-004

Кандидат в номинанты на премию «Престиж-2016» Константин Комиссаров: «Я работаю исключительно на положительный результат»

Бывают врачи по специальности, а бывают по призванию. Константин Комиссаров – человек, внесший вклад в судьбы сотен людей и совершивший не одно доброе дело, подаривший им новую жизнь, новое здоровье и надежду. Именно так говорят о Константине Викторовиче его пациенты, рассказывая о том, как они или их дети, встретившись с врачом, нашли в нем надежду на совершенно иное, здоровое будущее.

Константин Комиссаров — кандидат медицинских наук, врач высшей категории по специальности лечебная физкультура и спортивная медицина. Руководитель школы массажа доктора Комиссарова и восстановительного центра доктора Комиссарова. Врач-реабилитолог помог сотням людей не только по всему Алтайскому краю, но даже за пределами нашей страны. Благодарные пациенты выдвинули кандидатуру Константина Викторовича на номинацию «Золотые руки» в категории «Общество» премии общественного признания «Престиж».

О методиках своей работы и, конечно же, о том, как профессия стала смыслом его жизни, доктор рассказал нам в интервью.

Константин Викторович, вы можете сказать, что помогать людям – это ваше призвание?
Однозначно, это так. Я вырос в семье врачей – моя мама врач-педиатр, и я никогда не задумывался о том, кем хочу стать, какую дорогу выбрать, но всегда четко осознавал, что это будет путь медицины. Конечно, я не сразу определился с тем, каким именно врачом хочу стать, ведь пока не попробуешь, не узнаешь. Но судьба практически сразу привела меня в реабилитацию – в университете я попал на кафедру лечебной физкультуры и спортивной медицины. Реабилитация многолика. И если врач-терапевт работает строго в своем направлении, то реабилитолог затрагивает сразу множество областей – все понемногу.Наверное, эта «многоликость» направления и помогла вам разработать собственное направление в реабилитации – «биомеханический метод». Расскажите об этом подробнее.
Я давно в медицине и давно работаю руками – это и массаж и когда-то мануальная терапия, остеопатия, лечебная физкультура. Все это сложилось в совокупность технологии, которая и медицинской-то может и не являться, но это то, что я считаю более действенным и то, что действительно работает при детской родовой травме, ДЦП, болях в спине у взрослых, межпозвонковой грыже и так далее. Это технологии, связанные с движением. Например, если мы видим у ребенка все признаки дисплазии, то, на мой взгляд, массаж, корсетирование, физиотерапия будут мало действенны. Но вот правильно подобранное и скоординированное движение – это то, что поможет безусловно. В современно мире сложился стереотип – родившегося ребенка мы показываем педиатру, неврологам и нескольким узким специалистам. В этой связке нет реабилитолога, несмотря на то, что это главный специалист, который должен участвовать в работе с малышом, вне зависимости от того, есть ли у ребенка какие-то отклонения по здоровью или, как вам кажется, их нет.

Почему реабилитолог – это необходимое звено в данном случае?
Если невролог лечит лекарствами, реабилитолог работает при помощи движения. И если у пациента одна нога короче другой, это не исправить таблеткой. Здесь и приходит на помощь биомеханика, способная справиться с задачей. Мне кажется это важным, и я ратую за то, чтобы это направление нашло свое развитие в нашей стране.

Какую именно работу вы проводите в целях популяризации метода?
Совсем недавно я обратился в детский фонд с предложением на безвозмездной основе проведения мною ознакомительных лекций и занятий для мам, у которых есть дети до года. Я расскажу им о том, как должен развиваться ребенок, когда ему следует держать голову, когда сидеть, стоять, ходить, прыгать, бегать. Хочу объяснить мамам, что они должны видеть, на что обращать внимание, за чем следить – провести некий ликбез по двигательному развитию ребенка. Кроме того, я часто выступаю в СМИ, где рассказываю о разного рода заболеваниях – той же родовой травме, сколиозе, других болезнях и о своих подходах к этим вопросам. Я сотрудничаю с разными спортивными школами, вношу собственные элементы в их тренировки, чтобы не только «не навредить», но и дополнить эти занятия, сделать их более полезными и действенными.

По большому счету получается, что вы даете знания, которые необходимы абсолютно каждому человеку?
Безусловно. Вспомните, например, урок физкультуры в школе или институте – на разминке мы делаем вращения головой. Мало кто знает, что на самом деле делать подобные вращения категорически нельзя. Анатомически шея устроена так, что подобные движения могут быть чрезвычайно опасны для здоровья. Есть другие упражнения – например, наклоны головы в сторону, повороты, которые будут полезны организму. Кто об этом знает? Эти вещи важно рассказывать, делиться ими, что я и стремлюсь сделать.Ваши пациенты рассказывают, что нередко в своей практике вы беретесь за случаи, которые в медицине признаются безнадежными.
Речь идет о тяжелых недугах, например о ДЦП. Ко мне часто попадают поздно – когда ребенку год, и попав ко мне на консультацию он уже имеет дефект. Вернуть в нормальное состояние такого пациента бывает сложно или невозможно, но добиться все-таки можно многого – просто работа с ним будет гораздо дольше. Если существует определенный дефект, его можно скорректировать при помощи движения: например, усилить слабые мышцы. Чем быстрее мы это сделаем, тем больше у нас шансов добиться самого лучшего результата. Этот ребенок будет более адаптирован к жизни, чем тот, который не успеет своевременно получить помощь.

Как часто вы достигаете положительного результата в работе со своими пациентами?
Я думаю, что об этом лучше расскажут они сами. Но по моему опыту, даже в самом сложном случае реально добиться положительной динамики. А иначе, зачем работать, если не на результат?!

Вы поддерживаете связь с пациентами, которые прошли у вас реабилитацию?
Конечно, и это отдельная история! Некоторые из тех, с кем я работал, становятся мне друзьями. Буквально несколько дней назад на прием с ребенком пришла девушка, лицо которой мне очень знакомо. Как выяснилось чуть позже, 27 лет назад она сама проходила у меня курс лечения и теперь привела ко мне своего малыша. И так со многими – я знал людей еще детьми, а теперь они приводят ко мне своих детей.

Очень много сил вы отдаете людям. Как восполняете эту энергию?
Многое дает природа, Творец. Силы даются человеку, чтобы он мог помогать другим. Конечно, как и все люди, я устаю, но как человек, который лечит, отдает, я получаю в несколько раз больше. Тем более, если я вижу отдачу пациента, его искреннее желание выздороветь и получить положительный результат, эта отдача во много раз сильнее.

Текст: Юлия Щанкина

Фотографии предоставлены героем интервью

1 комментарий

  1. Олег

    26 Янв 2017

    Во истину золотые руки.

Оставить комментарий