Любовь Августовская: «Я счастлива вновь выйти на сцену» | Автограф
722-004

Любовь Августовская: «Я счастлива вновь выйти на сцену»

В конце апреля жителей Барнаула и приверженцев его культурной жизни ждал огромный сюрприз – на сцену Алтайского государственного театра музыкальной комедии в честь своего юбилея вышла заслуженная артистка России Любовь Августовская! В спектакле «Скрипач на крыше» после четырехлетнего перерыва актриса блистала так, словно не прекращала играть ни одной минуты! Впрочем, по ее собственным словам, это действительно так. Театр продолжает занимать в жизни Любови Васильевны главные позиции, несмотря не на что.

Любовь Васильевна, спектакль с вашим участием имел огромный успех. Но, я знаю, что вы долго сомневались, стоит ли выходить на сцену снова…
Только представьте: раннее утро, у меня звонит телефон. Это директор музкомедии Галина Санжарова – сразу узнаю ее голос. «Любовь Васильевна, в честь вашего юбилея мы хотели бы пригласить вас сыграть в спектакле «Скрипач на крыше». «Ну ладно», -отвечаю я. На том и договорились. Положив трубку, начинаю обдумывать разговор, сомневаться… ну, зачем мне это надо?! Зачем ворошить… О том, что давно не играла – не переживала. Я хоть сейчас могу легко сыграть любой спектакль, в котором была задействована, достаточно лишь пробежаться по тексту глазами – даже репетиций не нужно. Но внутреннее чувство трепета все же присутствовало. Я успокоила себя тем, что раз впереди еще целый месяц, я успею отказаться в любой момент. Дотянув до последней минуты, так и не сказала «нет». А вот уже и время выходить на сцену… Вспомнила, перечитала пьесу, поработала над некоторыми моментами…Неужели вам еще нужно над чем-то работать?!
Я не люблю, чтобы спектакли были похожи один на другой. Каждый раз он должен по-новому отзываться у зрителя. Конечно, уходить из режиссерских рамок недопустимо, но образы непременно должны обогащаться раз от раза. Вот над этим я и работала. Стала думать о том, что могу добавить к своей героине, какие элементы смогу внести. Я люблю, когда игра актера оживляет зрителя, когда в его душе что-то обязательно переворачивается от твоего пребывания на сцене. Мне кажется, что и в этот спектакль я внесла что-то новенькое, мне это удалось.

Для зрителя ваш выход на сцену стал настоящим праздником. А что чувствовали в этот день вы?
Я была безумно рада тому приему, который мне оказали. Я видела, что актеры соскучились по мне – это приятно! Приятно было вновь почувствовать трепет перед тем, как тебя примет зритель, восторг, эмоции, прилив сил. Совсем не чувствовала волнения – я никогда не волнуюсь, если знаю, что хочу сказать зрителю и для чего делаю это. И, выйдя на поклон, принимая поздравления коллег, я видела глаза зрителей, полные теплоты, любви – это невероятные эмоции, которые еще долго буду беречь в своей памяти.

В чем же ваш секрет неподражаемой актерской игры?
Это живая реакция на происходящее. Актер не должен быть заводной куклой, повторять свои реплики бездушно, одну за другой. Должна быть жизнь с определенным элементом театральности – без серости наших будней. У зрителя должно быть праздничное настроение – наша обязанность это обеспечить. Театр должен быть не только красивым – для меня вообще упоминание о том, что я красива – не комплимент. Это просто приятный факт. Но когда мне говорят, что я смогла затронуть определенные струны в душе, взбудоражить сознание, заставила задуматься о чем то – это мне кажется наивысшей похвалой.

Умению «затронуть струны в душах зрителя» можно научиться?
С этим можно только родиться. Таланту не научишь – либо есть, либо нет. Я не люблю, когда актер не живет, не любит, а только делает вид. Талант – это высшая степень обаяния. Школа лишь поможет отточить мастерство, раскрепостить натуру.Любовь Васильевна, вы говорите о том, что видели, как зритель, коллеги по сцене соскучились по вам. А вы соскучились по театру?
Я ушла из театра из-за проблем с голосом. Можно было бы остаться, но это была бы уже не жизнь в полном ее творческом проявлении, а существование, мне не хотелось этого. Я всегда была на подъеме с таким голосовым аппаратом, а тут такая «неполадка»… Конечно, я соскучилась по театру, конечно, присутствует тоска. Но тоска не от того, что я не играю, а от того, что петь не могу. А театр всегда со мной – я веду занятия в театре песни «Акцент», занимаюсь со студентами, детьми, объясняя им материал, проигрываю все роли. Играю по Островскому, Шиллеру, Шекспиру, чтобы донести до учеников суть образа, чтобы ребенок понял и раскрыл себе все творческие грани. Я страдала бы, если бы мне пришлось уйти в 40, 50 лет, когда впереди еще столько ролей! Конечно, я бы и сейчас могла обогатить театр, принести ему большую пользу. Но, с другой стороны, правильно говорят: «Лучше уйти на год раньше, чем на день позже».

Из всех ваших ролей есть самая яркая, дорогая именно вам?
Каждая роль, которую мне довелось играть, оставила в моей жизни определенный след. Все они были насыщенными, темпераментными, живыми! Если говорить о музыкальном материале, то это, конечно, Сильва, Одетта, Ганна Главари – ролей было очень много – у меня их на счету более двухсот и все главные. В чем-то я похожа на каждую свою героиню. И Голда в «Скрипаче на крыше» такая, какой я ее вижу, чувствую. Оттого-то и режиссерам со мной всегда было легко – я вживалась в роль, мне не надо было долго настраиваться, интуитивно  всегда хватала то, что нужно, и просто жила.

Работу с кем из режиссеров можете выделить?
Здесь тоже есть, что вспомнить! Помню, доводилось работать с Алланом Кордунером – он мял нас как пластилин, забирался в наши души! В Кемерово запомнилась работа с Тамарой Давыдовной Гагарой – драматическим режиссером. Она подняла кемеровский театр с колен. Эта женщина не прощала ни малейшей лжи! Ирина Александровна Дубницкая оставила во мне свой след. Мне нравилось работать с Владимиром Филимоновым – он всегда очень точно находит подход к каждому из артистов и достает из него именно то, что необходимо, о существовании чего в себе актер и сам не подозревал! Не могу не ответить и всегда плодотворную работу с Константином Яковлевым – этот человек полон энергии, сил, свежих идей и это всегда очень приятно. Это заряжает позитивом, желанием развиваться, создавать что-то интересное, быть частью увлекательного процесса. Вообще я люблю режиссеров, которые не мешают актеру, в том случае, если актер действительно аргументированно может настоять на своей позиции. Актер должен быть соучастником спектакля, одним из его создателей.А вам часто приходилось отстаивать свое мнение в работе с режиссерами?
Чаще всего наши позиции совпадали. Все что мне предлагалось, никогда не шло против моей индивидуальности.

Вот уже почти 50 лет своей жизни вы посвятили театру. Как можете охарактеризовать свой творческий путь?
Одним словом – «счастливый». Я не могу пожаловаться на свою творческую жизнь – все мои роли были сильные, интересные. Театр никогда не был для меня работой – он моя судьба.

текст: Юлия Щанкина
фото: Евгения Савина

Комментариев нет.

Оставить комментарий