Материалы журнала. Сентябрь 2015. Тайны алтайской гидрометеорологии | Автограф
722-004

Материалы журнала. Сентябрь 2015. Тайны алтайской гидрометеорологии

Беседа о погоде традиционна не только для англичан. Мы всегда смотрим в окно, перед тем как выйти из дому, и обязательно изучаем прогноз погоды, планируя отдых на выходных.

Мало кто знает, но история гидрометеорологических наблюдений на Алтае насчитывает более 170 лет! В этот раз рубрика у нас получилась особенной, мы побывали в гостях у начальника Алтайского Гидрометцентра Александра Люцигера.

Александр Оскарович приехал в Алтайский край из Ташкента в ноябре 1994 года.

— На тот момент мне, южному жителю, было здесь не очень комфортно. Но первую зиму пережил, а потом климат мне очень даже подошел. По-моему, жизнь на юге Западной Сибири достаточно комфортна, здесь есть все четыре сезона года и растет практически все, нужно только захотеть!

Найти Березовского

Уже более пяти лет у нашего героя идет работа над книгой «История инструментальных гидрометеорологических наблюдений на Алтае». Этой темой Александр Люцигер заинтересовался, после того как поступил запрос от Западно-Сибирского управления по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды, где была найдена папка 1936 года, в которой отражались материалы Барнаульской метеорологической станции, записанные неким Березовским. Информация о том, что это за личность, обнаружилась не сразу.

— Тогда я ничего не смог узнать, но осадок остался. И когда поехал в Новосибирск, попросил показать мне эту папку. Она была так бездарно сшита, что даже не раскрывалась полностью, поэтому ее нельзя было отксерокопировать. Хорошо, что я захватил фотоаппарат. Когда я набирал текст с фотографий, то волей-неволей пропустил его через себя. С этого начались дальнейшие поиски, а когда есть какая-то информационная база, к ней со всех сторон притягиваются другие данные. Теперь у меня материала даже на три книги!

Выяснилось, что Евгений Петрович Березовский был начальником Барнаульской метеорологической станции с 1919-й по 1936-й год. И теперь у Александра Оскаровича даже его портрет есть.

Прагматичная изобретательность

— Все данные находятся в архивах гидрометеослужбы с января 1838 года. Наблюдения Барнаульской станции полностью сохранены, и это уникальнейший случай в Российской истории! Есть похожие сведения по индийской станции Мадрас и обсерватории в Екатеринбурге, потому что они, по сути, сестры, так как организованы в одно и то же время указом Государя Императора Николая I. Но есть информация и о более раннем этапе, она относится к людям, отдавшим себя горному делу и естественно-научному направлению.

С 1750 года существуют документальные данные, связанные с наблюдением за режимом реки. Они появились не просто так. Люди — существа прагматичные, просто так ничего не делают. Все знают, что был в Барнауле такой известный человек, как Иван Иванович Ползунов. Одно время он заведовал доставкой руды из Змеиногорска на Барнаульский завод. И осуществлялось это по воде. Ползунов провел глубокие исследования географии края, самостоятельно прошел все ногами и выявил самую короткую дорогу от Змеиногорска до притока реки Чарыш. Туда на подводах доставляли руду, затем по притоку Чарыша, по самому Чарышу и до Оби к Барнаулу рудовозная флотилия привозила сырье на завод.

Будучи изобретателем во всем, Иван Иванович не мог пройти мимо одного интересного явления. Уровень реки Обь от максимального к минимальному меняется на несколько метров. Так есть сейчас, так было и в те времена. Простое явление природы, казалось бы, ничего особенного. Но Ползунов со своим техническим подходом нашел способ остановки судов на зимний отстой таким образом, чтобы они не вмерзали в лед. Он по большой воде привозил руду в Барнаул, для кораблей делали специальные настилы, судно заходило на эти настилы, вода спадала, и флотилия стояла сухенькая. Когда весной вода поднималась, корабли спускались на воду и снова шли до Змеиногорска. Умно, просто, гениально!

На речном вокзале мы посетили место, где по плану, начерченному самим Ползуновым, располагался водомерный пост.

— Режим реки изменился, поэтому, для чистоты данных, водомерный пост перенесли. Сейчас он находится в районе старого железнодорожного моста.

«Наша земля»

Рассказал Александр Люцигер и еще об одном известном человеке, томском генерал-губернаторе, начальнике Колывано-Воскресенского завода Петре Козьмиче Фролове.

— Он был выходцем из народа, но получил блестящее образование в Петербурге. Именно при нем Барнаул стали называть маленьким Санкт-Петербургом.

Он организовал в Барнауле магнитные наблюдения и, для того, чтобы их проводить, построил без единого гвоздя так называемый «магнитный павильон» из лиственницы, которая, как известно, хранится почти вечно. Это здание по адресу: ул. Анатолия, 136а, рядом с нашим офисом — Алтайского Гидрометцентра. Самое интересное, я не знаю другого деревянного дома, сохранившегося с 1830 года. Первые наблюдения в нем проводились в 1831 году, поэтому можно сказать, что эта земля принадлежит нам более 180 лет!

Когда в 1836 году в Барнаул с ревизией прибыл генерал Константин Владимирович Чевкин и увидел, что этому маленькому домику указом императора одному из шести по всей России-матушке предстояло стать обсерваторией, он учинил строгий разнос руководству завода. По его личному указу рядом была очищена площадка, насыпан песчаный курган и был воздвигнут дом на каменном фундаменте. Это строение образца 1837 года спроектировано архитектором Поповым. Сейчас это объект исторического наследия. Второй этаж рубил уже мой начальник Вячеслав Иванович Карасев. На крыше этой двухэтажной пристройки находились четыре рогатые антенны локатора. Водородом надувался шар больших размеров, к нему привязывался радиозонд и выпускался в полет. Такие наблюдения проводились с 1962 по 1995
годы, я застал последние выпуски.

Бесследное исчезновение

В начале XX века Барнаульская метеорологическая станция поддерживалась подотделом Алтайского географического общества — командой энтузиастов, занимающейся краеведением, этнографией, а также естественно-научными наблюдениями. В 1903 году они назначили из своих рядов руководителя, им стал Валерьян Николаевич Галанин, заведовавший до этого физическим кабинетом в Томском университете.

— У здания большой каменный подвал, поэтому он решил оборудовать его для проведения сейсмических наблюдений. Валерьян Николаевич договорился с Академией наук и ему пообещали прислать сейсмограф. Но к тому времени, когда тот пришел, Галанина уже в городе не было. Установить прибор стало некому, поэтому сейсмограф отправили в Варшавский университет, что очень обидно! И все же сейсмическая станция была организована, но только в 1918 году.

Когда политический строй изменился, стало не до сейсмических наблюдений, расходные материалы закончились, и работа прекратилась. Судьба сейсмографа мне неизвестна. Есть только акт передачи за подписью Березовского о том, что он его принял. Также Евгением Петровичем была принята уникальнейшая библиотека, пять шкафов книг на русском, французском и немецком языках с начала XIX века. Ее судьба неизвестна, до меня дошли только два источника со штампом Барнаульской метеорологической станции. Один из них — огромный фолиант «Книга руководства по производству сейсмических наблюдений». Все это собрание исчезло, как библиотека Ивана Грозного, и пока я не могу найти следов.

Алло, это телевидение?

Оба старых здания, которые были отданы под общежитие, сейчас находятся в частной собственности после приватизации. В них еще проживают некоторые работники гидрометеорологической службы.

— Я переехал в Барнаул переводить станцию на новое место. Дело в том, что город рос, и в определенный момент локатор начал ловить музыку и телепередачи, потому что находился на тех же частотах, что и телевышка. В 1995 году было построено новое здание в Повалихе, и мне необходимо было ввести новейшее радиолокационное оборудование, довольно длительное время я прожил там. Метеорологическая станция с большой программой наблюдений сейчас находится в Научном городке. А здесь, на улице Анатолия, располагается наш Центр, хозяйственная база: гаражи и подсобные помещения.

Во время прогулки

Александр Оскарович признался, что очень любит гулять по городу пешком, несмотря на многолетний стаж автомобилиста.

— Я исходил Барнаул вдоль и поперек, мне он нравится, я ощущаю себя полноценным горожанином. Во время прогулки ты отдыхаешь, открываешь что-то новое. Город видоизменяется очень быстро, и эта динамика радует. Я буду счастлив, если приведут в порядок Гору, крайне необходимо восстановить мемориальную зону. Хочется, чтобы было больше красивых архитектурных решений, чтобы объекты, относящиеся к историческому культурному значению, содержались в должном виде. У нас очень много того, чего мы не знаем и даже не подозреваем. У Барнаула богатейшая, уникальная, интереснейшая история! Мало городов России, которые могут похвастаться такими корнями.

фото: Евгения Савина

текст: Анна Черетун

Комментариев нет.

Оставить комментарий