Почитаем. Сентябрь 2017 | Автограф
722-004

Почитаем. Сентябрь 2017

В жизни каждого человека обязательно есть такая вещь, к которой он обращается крайне редко, потому что она очень его трогает, с ней связано все самое сокровенное, то, что обязательно волнует душу, да так, что в груди сердцу тесно, и самому человеку в своем теле становится тесно…

Поэтому к собственному святому и сокровенному человек редко обращается, он себя пытается сохранить «в форме» для обыкновенных будней, для простой жизни, где нельзя быть сентиментальным, открытым, «нараспашку».

Шукшин и Рождественскоий слишком волнуют, и слишком – маленькое слово. Невозможно относиться к рассказам Василия Макаровича, стихам Робертам Ивановича просто с любовью, невозможно ими просто эстетически наслаждаться, не получается, от них слишком хорошо и слишком саднит, но сегодня мы обязаны вспомнить этих чудесных людей, которые родились на Алтае. Алтайскому краю 80 лет, такая серьезная дата обязывает.

Василий Шукшин, рассказы

Наверное, о рассказах Шукшина можно говорить бесконечно: считанные странички, а в них целая жизнь, целая эпоха, мир, но главное – люди! Живые люди, настоящие, не придуманные. Говорить о героях Шукшина немножко страшно, как о тех самых соседях, которые живут за стенкой, которые раздражают, но о них не скажешь плохо, потому что там такие хорошие ребятишки, дед какой хороший, там и мужик, хоть и бесталанный, но отчего-то жалко его, а почему? Бог его знает.

Так что же такого в рассказах этих? Почему их читаешь, сразу все понимаешь и никого не осуждаешь? Почему себя начинаешь не судить, но прощать? Почему в жизни сразу, пусть до утра следующего дня, но начинаешь ценить любого человека, даже самого злого? Ответ  очевиден: потому что такой талант у Шукшина, приводить в коротком рассказе к большой мысли, что человек есть везде и человек везде разный, бывает хороший, бывает плохой, глупый бывает, но всем очень хочется жить, очень хочется.  И жить кому-то просто, и пусть идет все как идет, а кому-то хорошо, так хорошо, насколько ума хватит.

Вообще, в деревне все видится яснее и чище, по известным причинам. И вот этот деревенский человек, которому, как правило, в рассказах у Шукшина много лет, совсем не понимает, чего их, молодых, тянет в город, чего их тянет-то туда?! Жизнь же она такая простая и складная, надо бы просто свято к святому, не брать больше, чем можешь проглотить и не бить лежачего, а в остальном же – жить можно, чего надо-то?

Вот вы знаете, что делать со своей жизнью? Как ее правильно прожить? Чему детей научить? Чтобы дети потом до конца жизни обиды не держали, чтобы людьми выросли, чтобы сам себя чувствовал счастливым и нужным. Знаете, как это? Шукшина читаешь, и начинаешь чувствовать, что вроде как нащупал то самое правильное, осталось только чуть-чуть самому честно с собой зажить, и будет спокойно и хорошо.

Шукшин, оказывается, очень любил свои рассказы дарить, как какой случай – он в подарок рассказик, какой замечательный был человек…  Столько рассказов подарил человеку, умеющему читать и думать, неважно в каком году неважно какого века.

У Шукшина есть готовые элегантные реплики, которыми можно смело пользоваться, чтобы того, кто решил тебя до ручки довести, на место поставить. К примеру, цитирую «Дебила»:

— Невесту, что ли, выбираете? Вот выбирает, вот выбирает, глядеть тошно.

Анатолий спокойно спросил:

— Плохо ночь спали?

Продавщица не поняла. Анатолий прикинул еще парочку «цивилизейшен» (так он про себя называл шляпы), погладил их атласные подкладки, повертел шляпы так, этак и лишь после того, отложив одну, сказал:

— Невесту, уважаемая, можно не выбирать: все равно ошибешься. А шляпа — это продолжение человека. Деталь. Поэтому я и выбираю. Ясно? Заверните.

Роберт Рождественский

У Рождественского был редкий талант – превращать любовь в слова, ничего не теряя в процессе этого чудесного превращения. Это не просто редкий дар, это уникальный дар. Собственно, любить по-настоящему, может далеко не каждый, как не каждому дано доказать теорему Ферма. Рождественский любил свою жену, большинство стихов он посвятил ей, остальные – свои девочкам и любимой теще, редкий мужчина.

Безусловно, Рождественский писал не только о любви, все это знают, как и знают то, что он все больше известен был простому советскому гражданину как поэт-песенник, и, между прочим, современники несколько осуждали его за это, считая такое направление его работы несколько «низковатым». И тем не менее, песни, тексты к которым написал Рождественский, все так же исполняются, все так же трогают, волнуют, все так же замечательно звучат, и все по той же самой причине – потому что талантливо написанные, потому что невыразимо честные, прекрасные! «Эхо Любви», «Где-то далеко»… И, конечно, отдельно вспоминаем «День Победы», «Где-то далеко», «Мы армия народа».

Не передать тех эмоций, которые вызывает запись, где мальчик читает «Балладу о маленьком человеке», считанные минуты этого уникального видео всегда волнуют до слез. И, к слову, на YouTube великое множество самых разных роликов, в которых простые парни и девушки читают очень проникновенно и талантливо уже в нашем 21-м веке стихи Рождественского, и это несказанно радует. Так что, да:

Время

в символах разобраться!

Люди — винтики.

Люди — винтики…

Я смирению

не завидую,

но, эпоху

понять пытаясь, —

я не верю,

что это винтики

с грозным космосом

побратались.

Что они

седеют над формулами

и детей пеленают бережно.

Перед чуткими

микрофонами

говорят с планетою бешеной.

И машины ведут удивительные.

И влюбляются безутешно…

Я не верю,

что это винтики

на плечах

нашу землю держат!..

Посредине двадцатого века

облетают

ржавые символы…

Будьте счастливы,

Человеки!

Люди умные.

Люди сильные.

материал опубликован в сентябрьском номере журнала в 2017 году

 

Комментариев нет.

Оставить комментарий