Материалы журнала. Июнь 2015. Юлия Нифонтова: «Барнаул - столица моего мира» | Автограф
722-004

Материалы журнала. Июнь 2015. Юлия Нифонтова: «Барнаул — столица моего мира»

В литературных произведениях многих авторов Барнаул предстает как место, полное тайн и загадок.

Писатель, член Союза писателей России Юлия Нифонтова полностью разделяет и поддерживает этот флер мистического обаяния. В солнечный весенний день, когда начинали зацветать яблони и сирень, мы познакомились с Барнаулом Юлии.

— Первое место, в которое меня принесли младенцем – это маленькое общежитие во дворе строительного техникума. Я родилась в этом городе, но, как и у многих, в юности у меня была тяга к освоению нового пространства. Первая влюбленность – Санкт-Петербург. Было ощущение, что это мой родной город, будто я видела раньше эти кварталы, проспекты, улицы. Выяснилось, сказалась генетическая память — бабушка по папиной линии — коренная жительница северной столицы, она раскрыла тайну своего рождения только перед смертью. Помню, восторженно говорила маме, что буду жить только в Питере! Потом шло время, мне понравилась Москва – это город, где сбываются мечты, там все получается, происходят чудесные вещи. Но сейчас столица утомляет, а в Санкт-Петербурге неподходящий климат, и нет роднее Барнаула! Это место, где ты все знаешь и можно быть таким, какой ты есть, где живут люди, которые тебя любят, где похоронены твои предки, и эта незримая связь будет всегда притягивать, где бы ты ни находился.

Возвращение к «беленькому домику»
Направляемся в частный сектор, на улицу Меланжевую. Здесь прошло детство Юлии. Бревенчатые и кирпичные дома обрастают сайдингом, под рябиной растет спаржа, когда-то здесь жили бабушка с дедушкой нашей героини.

— В детстве дом казался очень большим: различные закутки, сарайчики, чуланчики. Дедушка-рукодельник постоянно что-то подстраивал, казалось, сейчас откроешь дверь, а за ней будет еще одна, ведущая в необычный чудесный мир. Сейчас здесь многое изменилось, но остались посаженные дедушкой вишни и сирень, а на подоконниках все так же стоит рассада, как в каждую весну. Мы поменяли этот дом на трехкомнатную квартиру на Ленинском проспекте, но бабушка так и не смогла ее полюбить, часто ругала и тосковала по своему «беленькому домику», как она его называла.

Я стеснялась говорить одноклассникам, что живу в частном секторе, терпеть не могла эти огородные радости, дымы бань, костры из прелой листвы в сентябре. Только теперь пришло осознание того, как это дорого и ценно. А тогда я мечтала жить на 27-м этаже, чтобы было видно огни всего города! Хотелось бешеного ритма, но с годами приходит усталость и вот хочется бабушкиного уюта с белыми крахмальными скатертями и русской печкой, которую нужно было топить. Люди здесь жили колоритные, уникальные. Я помню соседей, ребятишек, с которыми играла. Этот дом часто приходит ко мне во сне. И бабушке, и этому месту посвящено много строк в моем творчестве. Например, такое стихотворение:

Теплый ветер вдоль Зеленой Рощи,

От Меланжевой до Обводной

Простыни крахмальные полощет

И вздымает к небу по одной.

 

По дорожкам, утонувшим в травах,

Стелит ароматные дымы.

Воробьев веселые оравы

Разгоняют утренние сны.

 

На ветвях беременные почки

Скоро к небу вскинут паруса.

Помню здесь все рытвины, все кочки,

Узнаю собак по голосам.

 

По ночам тут слышен стук колесный,

Поездов тревожные гудки –

К нам спешат страстей грядущих весны,

Жизнь со смертью наперегонки…

Литературные герои города

У писателя ко всему свое отношение, для него архитектурные строения могут обладать особенной историей, отличной от реальной. В своих фантастических повестях и рассказах Юлия нередко наделяет дома волшебными свойствами. Например, нам она показала два здания, абсолютно обычных, на первый взгляд.

— Сейчас дом под номером 103 на Красноармейском проспекте ничем не выделяется из ряда других высоток. Но раньше это было самое высокое строение в районе, похожее на возвышающуюся крепость. У здания большие общие балконы, там у автора случилось романтическое переживание – первый поцелуй, поэтому из мыслей этот дом долго не выходил и в итоге стал героем дебютной мистической повести. У него была необычная конструкция, сквозные коридоры – можно было зайти с одной улицы, а выйти с другой – самое место для портала в иное измерение!

— А дом номер 76 на улице Папанинцев мистическим образом связан с моей жизнью. Я обнаружила его случайно, это было давно, когда я училась в Новоалтайском художественном училище. Мы делали зарисовки архитектуры для этюдов, и что-то меня привлекло сюда – здесь было необыкновенное освещение. Сам дом, если захочешь найти, не найдешь – он спрятан со всех сторон, словно под защитой. Все окна разной конфигурации, а выступ в стене, видимо, бывшее печное отопление, в моей книге превратился в выносной лифт. Не знаю, почему именно этот дом стал хранителем нехорошей квартиры в моей повести, наверное, почувствовала какую-то ауру. А сейчас получилось так, что я живу возле него и каждый день прохожу мимо! Наверное, жизнь желает мне доказать, что ничего страшного в нем нет.

Как дома становятся литературными героями? Это необъяснимо. Какая-то бурная смесь фантазии, опыта и того, что нашептывает кто-то свыше.

jnif (3)

Великий дух 

На Красноармейском проспекте в старинном доме, где долгое время обитал оркестр «Сибирь», а теперь ютится административный корпус Театра кукол «Сказка», более века назад останавливался великий русский писатель Федор Михайлович Достоевский.

— Для меня это скорее духовный учитель – так бы я охарактеризовала влияние Федора Михайловича на мою жизнь. Это уникальное явление культуры. С детства многие одарены писательским талантом, этим никого не удивишь, но писателей, которые пережили расстрел и что-то поняли в жизни такое, чего не знает почти никто, можно по пальцам пересчитать за всю мировую историю. Я знаю только одного – Достоевского. Это человек, который, по крайней мере, полчаса в жизни, был уверен, что сейчас его лишат жизни. И он ни разу нисколько не сфальшивил, он говорит в своих книгах только о самом важном – о жизни и смерти, о нравственном выборе человека. Можно только поражаться, как человек, прошедший казнь и каторгу, может воспринимать жизнь с такой любовью и радостью. Для меня это непостижимый космос. Каждый раз, проезжая мимо этого дома, я думаю, что никогда не решилась бы войти.

Однако Юлия все же преодолевает душевный трепет, мы поднимаемся по деревянному крылечку и входим внутрь.

— Что-то здесь ощущается. И половицы скрипят, как в XIX веке, и воздух не такой, как в других домах, — особенный. Этот дом раньше стоял на Горе, сюда его перенесли. То, что в нашем городе побывал Достоевский, — очень значимо. Мне приятно, что он был здесь, что мы можем дышать одним воздухом, прикоснуться к этим бревнышкам, прийти к этому дому, как на свидание с любимым писателем.

Между прошлым и настоящим

— Время не щадит дорогие сердцу местечки. Например, когда я проезжаю мимо художественной школы №1 на Горе, с тоской смотрю на этот ветхий зеленый деревянный домишко. Сколько всего с ним было связано. Для нас, юных учеников, это был храм искусств! Это первая художественная школа города, все остальные образовались уже потом. Здесь работал наш любимый учитель Валентин Людвигович Годлевский — замечательный педагог, благодаря которому мы почти всем классом поступили в художественное училище. Больно, когда исчезают прекрасные купеческие дома, хочется, чтобы их сохраняли, реставрировали, берегли. Облик города меняется, становится современным. Вообще, я — урбанист, на природе мне некомфортно, мое окно выходит на Ленинский проспект, и шум города — лучшая музыка для меня.

Когда к нам приезжают гости, писатели из разных уголков страны, они нередко желают увидеть улицу Шукшина, под удивленные взгляды людей возлагают цветы к памятнику Василию Макаровичу. Конечно, мы едем к Нагорному парку, к надписи БАРНАУЛ, посещаем выставочные залы. Иностранцев часто интересуют различные поделки из натурального камня, алтайские ремесла.

Когда по телевизору или где-то еще начинают говорить о Барнауле с пренебрежением, я не могу сдержать эмоций. Хочется кричать: «Да вы же нас не знаете, вы не были в этих местах, не чувствовали душу Барнаула, как вы можете судить!» Я очень люблю Барнаул, это интересный город, и в своих произведениях мне хочется убедить в этом всех. Вслед за амбициозным заявлением в романе братьев Ореховых «Барнаул – столица мира» я могу сказать, что Барнаул – столица моего мира! Нереального, волшебного и загадочного. У нашего города славная история, и хочется, чтобы люди не смотрели на него свысока, а приезжали сюда и понимали, что у Барнаула есть свой характер, аура, меняющаяся в зависимости от его настроения, и тайны, которые он хранит.

фото: Евгения Савина

текст: Анна Черетун

4 комментария

  1. Аноним

    10 Мар 2016

    Юлия, Спасибо за неординарную информацию о нашем городе. Но еще интереснее для меня и дорогие слова о Годлевском В.Л. Он в 70годах работал зав.изостудией в Краевом Дворце пионеров. Мы к 80-летию Дворца (октябрь 2016 г.) собираем информацию о работниках. Можно, я под Вашей фамилией возьму как отзыв о нем? Хотелось бы и поговорить еще. Как?=628404

  2. Николай Забруцких

    18 Окт 2015

    Комментарий — это совсем не то, что рождается в сердце, когда читаешь написанное Юлией, это нечто большее. Комментарий, это некое подведение черты, а под этого человека подвести черту невозможно.Она бесконечна, как вселенная. Чем больше я её познаю, тем больше восхищаюсь. Пишите и радуйте нас, дорогая Юлия!

  3. Наталья Ворожбитова

    19 Июн 2015

    Пардон за приблудные знаки препинания!)))

  4. Наталья Ворожбитова

    19 Июн 2015

    Сколько интересных людей, столько занимательных историй. С удовольствием познакомилась с Барнаулом Юлии Нифонтовой. Замечательное, стихотворение Юлии, в котором живет любовь. и нежность к родным местам. Барнаул и мой город, Любимый и родной! Но это уже совсем другая история…))) Спасибо, Юля! Спасибо Анне и Евгении за очерк. Удачи всем вам!

Оставить комментарий